Rambler's Top100

О фильме - От романа - к сценарию


Триллер-бестселлер, описывающий историю жизни блестящего парфюмера и кровавого убийцы Жан-Батиста Гренуя, впервые был издан в Швейцарии в издательстве "Diogenes-Verlag" в начале 1985 г. и мгновенно сделал его автора Патрика Зюскинда (род. 1949 г.) международной сенсацией. Общемировой тираж романа составил более 12 миллионов экземпляров, он переведен на 42 языка, среди которых есть даже латынь!

Спустя 20 лет после выхода романа в свет он продолжает будоражить своих читателей; его изучают студенты университетов по всему миру, причем студенты различных факультетов и специальностей: психологи, историки, криминалисты, юристы и, конечно же, филологи. Совсем недавно роман появился в списках "наиболее читаемых произведений", опубликованных журналами "Oprah" и "InStyle". В 2002 г. жители английского города Лидс выбрали роман "Парфюмер" в качестве главной книги для празднования Международного дня книги. "Парфюмер" — самый знаменитый роман, написанный на немецком языке, со времени выхода в свет романа Э. М. Ремарка "На западном фронте без перемен".

Продюсер Бернд Айхингер прочитал роман сразу после его выхода в свет в 1985 г. и немедленно обратился к его автору и своему другу Патрику Зюскинду с просьбой о приобретении прав на экранизацию романа. "Это уникальное многоуровневое произведение, и я сразу почувствовал, что из него получится замечательный фильм". Однако Зюскинд не хотел продавать права никому. Многие именитые режиссеры в течение многих лет обращались к автору с предложениями о продаже, но Зюскинд все их отвергал. Его нежелание продать права на экранизацию романа стало легендой.

В середине 90-х гг. романист-затворник (а для Германии Зюскинд — это Сэлинджер нынешнего поколения читателей) написал комедийный сценарий, который назывался "Россини"; фильм по этому сценарию поставил другой давний друг Айхингера Хельмут Дитль. В фильме речь идет об авторе многочисленных бестселлеров, которого публика не видит годами; о режиссере, который хочет экранизировать его роман; об известном продюсере, который жаждет купить права на экранизацию этого произведения. И хотя было совершенно очевидно, что эти три персонажа представляют соответственно Зюскинда, Дитля и Айхингера, немецкая публика увлеченно пыталась расшифровать, кто же есть кто среди прочих действующих лиц.

Наконец, спустя 15 лет после того, как он впервые обратился к Зюскинду с просьбой о продаже прав, Айхингер почувствовал, что его время настало. "Я понял, что отношение Патрика к роману изменилось. Мой же энтузиазм с годами не уменьшился. Я продолжал верить в проект, я сделал еще одну попытку, и мы пришли к соглашению".

Айхингер немедленно уселся писать предварительную версию сценария будущего фильма. "Ни один серьезный продюсер даже не сделает попытки купить права на такой сложный материал, если у него нет представления о том, как он собирается с ним работать. Свое первое предложение я сделал Патрику, едва роман был опубликован в Германии. Все эти годы я живо представлял себе свой фильм, поэтому предварительный сценарий не потребовал от меня каких-либо серьезных усилий".

Айхингер — известный сценарист, чьи работы были тепло приняты критикой; в частности, он написал сценарий для немецкого фильма "Бункер", номинированного на премию "Оскар". Для того, чтобы перевести язык романа на язык кино, да еще и английский, Айхингер пригласил себе в помощники Эндрю Биркина, который был одним из авторов, участвовавших в создании его фильма "Имя розы". Кроме того, Бернд был продюсером режиссерских проектов Биркина — фильмов "Соль на нашей коже" и "Цементный сад". В 2003 г. к этой компании присоединился режиссер Том Тиквер, и все трое составили отличную команду. "Мы втроем засели за наш первый черновик. Это был замечательный опыт совместной работы", — говорит Том Тиквер. В течение последующих двух лет это трио продолжало работать над сценарием, стараясь довести его до идеального состояния.

Для Тиквера экранизация была "очень трудной задачей, так как это очень сложное и многоплановое произведение — удивительно глубокий эпический роман. Мне кажется, самым привлекательным для меня было то, что главная тема книги очень сильно напоминает главную тему моих предыдущих фильмов. В романе мы так же видим, как герой борется за признание и любовь, пытаясь привлечь к себе внимание, потому что он страстно мечтает о настоящих человеческих отношениях. Страстное желание обретения связей с людьми — тема всех моих фильмов". Режиссер, а кроме того и соавтор сценария, Тиквер поставил перед собой еще одну задачу: "Мне кажется, что огромное количество фильмов, относящихся к иным историческим эпохам, — очень скучны, поэтому моей целью с самого начала было сделать этот фильм современным с точки зрения кино и в то же время исторически правдивым, точно так же как современное звучание романа не вступает в противоречие с его исторической достоверностью".

Продюсер Айхингер знаменит тем, что берет сложный литературный материал и переводит его на язык кино. Многие считали, что "Имя розы", профессорский роман, вообще невозможно экранизировать. Однако экранная версия романа, созданная Айхингером, побила все кассовые рекорды в кинотеатрах всего мира и завоевала множество наград. На самый очевидный вопрос — как изобразить средствами экрана Гренуя, гения обоняния, Айхингер отвечает так: "Никто не может сделать так, чтобы зритель в зале ощущал запахи. Но ведь книги тоже не пахнут. Талант Зюскинда заключается в том, что он дает читателю возможность посредством литературного языка романа понять мир Гренуя, состоящий из запахов, которые его окружают. Мы сделали то же самое, но на другом языке, состоящем из звуков, музыки, диалогов и, конечно, образов. Возьмите, к примеру, цветущий весенний луг. Если вы снимете и смонтируете эту картинку должным образом, вы не просто произведете определенное впечатление на зрителя, нет — вы дадите ему возможность ощутить и "запах" луга".

Вообще говоря, более сложной задачей для Айхингера было сделать понятной зрителю фигуру главного действующего лица. "Поскольку Гренуй очень немногословен, мы не могли доставить себе удовольствия раскрыть его характер посредством диалога, как обычно происходит с нормальными героями. Нам необходимо было найти нетрадиционный путь решения проблемы. Он — перфекционист, одержимый идеей создания абсолютного, так сказать, приворотного зелья: такого аромата, обладание которым принесет его владельцу всеобщую любовь и поклонение. То обстоятельство, что центральным стержнем фильма является такой персонаж, как Гренуй, ломает все правила написания сценария. Такое впечатление, что он не принадлежит к человеческой расе. Он аморален. Поэтому вопрос состоит не в том, чтобы представить себя на его месте, а в том, чтобы понять его мотивацию. Мы должны были создать такой образ, который бы заворожил зрителя свой одержимостью. Если вы поймете природу его одержимости — вы поймете характер персонажа и суть фильма. Эта проблема была для меня гораздо важнее, чем вопрос о том, как передать запахи посредством кинопленки".