Rambler's Top100

О фильме - От замысла к его осуществлению


Прежде чем Дастин Хоффман и Бен Уишоу приступили к 2-недельным съемкам в павильонах "Bavaria Studios" в Мюнхене, они потратили неделю на репетиции и интенсивный курс искусства составления духов. Их совместные сцены снимались в правильной последовательности, что позволило актерам следовать естественному порядку становления отношений их героев.

Когда Тиквер впервые прочитал роман, у него сразу возникла историческая аналогия отношений в этом дуэте: "То, что происходит в мастерской Бальдини, очень напоминает соперничество между Моцартом и Сальери. Молодой Моцарт, с его живостью и волшебным артистическим даром, буквально сводит с ума старого мастера Сальери. В "Парфюмере" то же самое: старый мастер унижает своего юного ученика, однако довольно скоро обнаруживает, что перед ним — абсолютный гений, безусловно, превосходящий своего учителя. Это открытие просто добивает мастера, и энергия перенесенного удара видна буквально в любом его поступке. И когда между старым мастером и многообещающим подмастерьем начинается своеобразная 10-минутная "микс-дуэль", когда они смешивают ароматы — эта дуэль заряжена той же энергией", — продолжает Тиквер. — "Дастин, который прежде романа не читал, сумел блестяще передать этот психологический переход — когда ученик становится учителем. Учитель, безусловно, показал свое превосходство над учеником, однако по мере того, как проходили съемки последовательных эпизодов, медленно, но верно становилась очевидной мощь Бена/Гренуя".

Решение пригласить на роль Бальдини многократного лауреата премии "Оскар" было удачей как с точки зрения драматургии, так и благотворно сказалось на процессе съемок в целом. "Дастин — человек очень энергичный, а, кроме того, любит свою работу с каким-то почти детским упоением игрой. Эти идеальные качества дают ему совершенно невероятную свободу творчества. Съемочная группа обожает его; он быстро со всеми познакомился. Все это создает на съемочной площадке атмосферу тепла и доверия. Благодаря ему всем стало ясно, что нам крупно повезло: заниматься проектом, в котором горстка людей на наших глазах переживает такой интенсивный художественный опыт, а кроме того, мы поняли, что съемка кинофильма — это нечто вроде группового наваждения, подверженные которому подобны членам конспиративного общества. В характер своего героя Дастин вложил все: утонченный юмор, и нарциссизм, и теплоту, и сердечность", — говорит Тиквер.

"Все достижения Бальдини как парфюмера остались в далеком прошлом, однако это обстоятельство с лихвой компенсируется колоритностью его образа", — говорит Айхингер. — "Это фигура почти бурлескная; изображая такой персонаж, необходимо подчеркнуть его человеческое достоинство. Что Дастин блестяще и проделал. Он вносит элемент человеческого достоинства во все свои роли".

Партнер Хоффмана Бен Уишоу был также вдохновлен совместной работой с мастером: "Это просто невероятно, как ему удается сделать атмосферу на съемочной площадке такой легкой и приятной. Думаю, ему прекрасно известно, как это важно, чтобы работа доставляла удовольствие. Дастин внушил мне твердое убеждение, что к работе нужно относиться несколько легкомысленно, с некоторым легким неуважением, чтобы в любой момент, когда она, работа, хочет подмять вас под себя, можно было сделать перерыв в съемках".

Свободолюбивое кредо Хоффмана "Забудьте все правила! Дайте волю своему вдохновению!" в корне изменило процесс съемок. "Режиссер должен быть таким, каким его хотят видеть актеры. Иногда в конце съемок очередного дубля Дастин вдруг начинал бросать на меня жадные взгляды, и я делал знак, чтобы камера продолжала работу. Часто дубль продолжался и 20, и 30 минут, как правило, в виде диалога", — говорит Тиквер. — "Слышны были только его голос и мой, да еще команды "Мотор!" и "Стоп!" Мне удавалось поймать такие моменты, которые, как правило, камера не фиксирует".

Молодой английский актер Бен Уишоу говорит о своем режиссере: "Работать с Томом — одно удовольствие. Мне кажется, что он живет киноискусством и дышит им. Я никогда не встречал режиссера, который бы так прислушивался к мнению актеров, причем совершенно искренне. Его действительно интересует то, что вы хотите ему сказать. В то же время он всегда готов прийти на помощь и рассмотреть чужую идею". Поначалу Уишоу робел в присутствии продюсера Бернда Айхингера: "Некоторое время я слегка побаивался Бернда, потому что знаю: "Парфюмер" для него самого — один из важнейших его проектов, и он потратил 20 лет жизни, чтобы приобрести права на экранизацию этого романа. Я чувствовал, что я перед ним в долгу, и понимал, что не должен разочаровать его ни при каких обстоятельствах. Он действительно мне очень нравится. Его интересует только одно: чтобы проект вышел как можно лучше. И я отношусь к этому с уважением".

Но Уишоу никоим образом не мог разочаровать Айхингера, поскольку он понял психологию своего трагического персонажа, Гренуя, именно так, как его понимает продюсер: "Навязчивая всепоглощающая идея Гренуя о создании собственного удивительного аромата базируется на двух первичных принципах: с одной стороны, это — неосознанное желание быть любимым, а с другой — страх быть невидимым членом общества; древний, примитивный страх человека, который боится остаться в этом мире совсем один. И это как раз тот страх, который движет Гренуем".

Для того, чтобы физически приноровиться к этому странному персонажу, Уишоу принялся за изучение физиологии животных с тем, чтобы обнаружить, как он выражается, "животные особенности" Гренуя. "Мы с Томом рассматривали различные виды животных, включая хищников, таких как тигры и леопарды. Но затем мы обнаружили древнего примата лори, который принадлежит к семейству лемуров. Несмотря на то, что передвигается он невероятно медленно, у него удивительно развит охотничий инстинкт".

Что касается режиссера, то он абсолютно уверен, что Бен Уишоу именно тот актер, который нужен для этой роли: "Эту книгу читали многие. Нам нужен был актер, который понравился бы не только нам, но который сумел бы еще воплотить на экране того Гренуя, чей образ сложился у читателей, уже знакомых с этим персонажем. И в то же время мы хотели обратиться и к тем, кто книги не читал. Ведь совершенно очевидно, что нам нужны новые зрители, которые начинают, так сказать, с чистого листа. Более того, актер, исполняющий роль Гренуя, фактически держит на себе весь фильм. Нам страшно повезло, что мы нашли Бена — актера, широкой публике мало известного и в то же время потрясающе талантливого", — уверенно заявляет Тиквер и продолжает: "И съемки уже это доказали. Бывали такие дни, когда члены съемочной группы глядели на него, разинув рты, и думали: Это что-то невероятное! Да он просто гений!"

"Если вы правильно подобрали актера", — говорит Айхингер, — "то, когда вы смотрите готовый фильм, вы не можете представить на его месте никого другого. Именно это у нас произошло в случае с Беном".

Роль Риши, проницательного торговца из Грасса, сыграл Алан Рикман, как и Уишоу, английский актер. Что Уишоу особенно нравится в Рикмане, так это его "потрясающий голос". Рикман может сыграть сцену "очень убедительно, и в то же время очень изысканно, его игра отличается поразительной глубиной, и вы постоянно осознаете, что там, внутри, идет огромная невидимая работа".

Сам Рикман роман не читал; для него эта книга была чем-то вроде незнакомого идола. Поэтому главным мотивом, благодаря которому он принял решение откликнуться на предложение сниматься в роли Риши, была теория о том, что фильм — это поле деятельности исключительно режиссера, и поэтому особенно важно работать с "по-настоящему хорошим" режиссером. "Я в восторге от фильмов Тома. Они такие необыкновенные, что можно предположить, будто их сделал абсолютный диктатор, вообще лишенный чувства юмора — принимая во внимание всю их художественную строгость. И хотя Том в своей работе невероятно решителен, он также и самый очаровательный, открытый и самоотверженный человек из всех, кого я знаю. Поэтому атмосфера на съемочной площадке была самая приятная с начала съемок и до конца", — говорит Рикман, оглядываясь назад. Этот выдающийся актер, известный юному поколению зрителей как исполнитель роли загадочного волшебника Северуса Снейпа в фильмах о Гарри Поттере, так отзывается об Айхингере: "Очень редко можно встретить продюсера, который был бы так начитан и выполнял бы свою работу так страстно, с такой заботой о других и так эксцентрично — и все в одно и то же время".

Режиссер "Парфюмера" Том Тиквер прекрасно понимал всю сложность характера Риши: "Нам нужен был абсолютный антипод Гренуя: это значит, что актер должен играть не только нежного отца, но также явиться серьезным конкурентом блестящему киллеру. Даже если у кого-то может возникнуть идея, что Гренуй становится все более и более неуязвимым во второй части фильма, рассуждения Риши идут по такому пути, что вы невольно начинаете думать: "А вдруг он действительно сможет схватить Гренуя". Даже внешность Рикмана и то не стоит недооценивать: "Алан, рост которого 6 футов 4 дюйма, представляет собой фигуру впечатляющую и совершенно затмевает Бена, который далеко не такой огромный. А когда Алан восседает на лошади, вам неожиданно приходит в голову примерно следующее: "Мой генерал, я готов следовать за вами куда прикажете!" — со смехом добавляет Тиквер.

Рикман набрасывает портрет своего героя несколькими фразами: "Риши полностью раскрывается в своей гипертрофированной любви к дочери. Его слова: "Ты — все, что у меня осталось", — очень характерны для вдовца, который пережил любимую жену. Вся история моего героя, это, по существу, история человека, отчаянно пытающегося защитить свое дитя от неведомой опасности, которая грозит отовсюду: из зарослей деревьев и кустов, из боковой улочки или темного угла, отовсюду, где живут люди". Особенно привлекает Рикмана в "Парфюмере" контраст между чистым, сверкающим, роскошным миром, в котором живут Риши и его дочь, — и изнанкой жизни, которая выглядывает из-под пышного наряда аристократии. "Аромат духов и прочие запахи, как прекрасные, так и отталкивающие, заполняют собой все пространство фильма", — добавляет Рикман.