Rambler's Top100

О фильме - О съёмках фильма


"Материально-техническое обеспечение" — это словосочетание во время съемок работало как волшебное слово. Съемки начались в конце июня 2005 г. трехдневной поездкой в Прованс — нужно было заснять цветущие лавандовые поля. Основная операторская работа пришлась на период между 12 июля и 16 октября 2005-го. Первые 15 дней съемочная группа провела в Мюнхене, снимая в интерьерах Bavaria Studios сцены с мастером-парфюмером Бальдини и его подмастерьем Гренуем, а также сцены в парфюмерной мастерской мадам Арнульфи. Оставшуюся часть фильма, включая парижский рыбный рынок и Грасс, город парфюмеров, снимали в Испании (в Барселоне, Фигересе и Жироне). Под началом режиссера Тома Тиквера находились 520 технических работников, 67 актеров, около 5200 человек массовки и более 100 декораций. Но кроме того, этот проект был для съемочной группы настоящим проектом на колесах — главный герой, Гренуй, постоянно находится в движении, поэтому то же самое пришлось делать и съемочной группе "Парфюмера".

"Было очень забавно временами, стоя по щиколотку в рыбной требухе, отдавать команды на четырех языках примерно тысяче человек массовки, — смеется Том Тиквер. — Он утверждает, что "просто нужно иметь в виду, что все зависит от хорошо обеспеченной материально-технической базы".

Однако прежде чем дело дошло до дохлой рыбы, многоязыкой какофонии на съемочной площадке и подбора тысяч актеров, Айхингер и Тиквер приступили к тщательно подготовленному периоду встреч с тремя ключевыми фигурами будущей команды. Первым номером стал оператор Франк Грибе, затем — художник-постановщик Ули Ханиш, и последним на борт взошел художник по костюмам Пьер-Ив Гайро.

Оператор Грибе, многократный лауреат премии "German Film Prize" (среди прочих за фильм "Беги, Лола, беги"), снимал все фильмы Тиквера. Ханиш, лауреат той же премии в категории "художник-постановщик" (за фильм Оливера Хиршбигеля "Эксперимент"), принимал участие во многих проектах Тиквера. Гайро разрабатывал костюмы для короткометражки Тиквера "True", заслужившей несколько наград; познакомила Тиквера с Гайро звезда фильма "Беги, Лола, беги" Франка Потенте, которая в его костюмах снималась в фильме "Идентификация Борна".

"В самом начале мы только и делали, что изучали картины, книги и научные труды, касающиеся Франции 18 века, а именно — время правления короля Людовика XV", говорит художник-постановщик Ханиш. — "Нашей целью было познакомиться в достаточной степени с периодом рококо, чтобы создать фон для истории, которую нам предстояло рассказать". Тиквер добавляет: "Мы сняли костюмный фильм, однако не в традиционном понимании этого термина. С самого начала мы создавали очень реалистическую историю, которая перекинет мостик через пропасть, отделяющую нашу действительность от первоначально незнакомого и чуждого нам 18 века. Нам хотелось снять фильм, который обладал бы максимумом притяжения, мы хотели, чтобы зритель сконцентрировался на рассказе с самого начала, не отвлекаясь на яркий привлекательный фон".

Действие фильма разворачивается в Париже и на юге Франции, между 1730 и 1760 гг. Создателям фильма было необходимо узнать как можно больше об этом периоде, когда на троне был Людовик XV: каковы были социальные механизмы того времени, каково было поведение людей и каковы были их идеалы.

"Эстетика нашего фильма — темная эстетика, и в центре повествования стоит темная фигура. Мы ориентировались на художников, на полотнах которых тьма освещается всего несколькими источниками света, таких как Караваджо, Джозеф Райт и даже Рембрандт. Часто мир людей той поры был освещен лишь единственной свечой. А та часть их вселенной, которой пламя свечи не достигало, была сплошным мраком", — говорит Тиквер.

Еще до того, как присоединиться к проекту, Гайро, художник по костюмам, стал признанным авторитетом в области французского костюма 18 века. "Как раз за год до того, как начались съемки, я в течение 15 недель занимался изучением предмета. Я прочел огромное количество книг и эссе, а также просмотрел горы иллюстраций, относящихся к данному времени. Для каждого эпизода фильма я приготовил подробнейшую раскадровку, касающуюся костюмов персонажей". Художнику для этого было необходимо скрупулезно изучить индивидуальные особенности каждого действующего лица. Например, костюм не имеющего запаха неудачника Гренуя потребовал использования определенной цветовой палитры и ткани особой фактуры. "Поскольку нам хотелось подчеркнуть, что Гренуй является теневой фигурой, эдаким хамелеоном, мы отказались от использования в его костюме белого цвета, а покрой его одежды — в основном синего цвета — не меняется на протяжении всего фильма. Это облегчает его задачу оставаться незаметным на фоне тусклых задворок собственного мирка". Придумывая наряд для Лауры, воплощения невинности, дочери торговца Риши, Гайро решил одеть ее не в местное цветастое платье, что было характерно для того времени, а в менее яркие тона — как одевались парижанки, таким образом подчеркивая ее социальные устремления, а кроме того, чтобы оттенить ее великолепные рыжие волосы.

Затем Гайро пришлось решать совсем незавидные задачки: где взять подходящие ткани и как найти место, где из них сошьют костюмы. Большую часть материалов купили в Индии и Румынии; шить решили в Румынии. В течение трех месяцев на фабриках в Бухаресте и его окрестностях было сшито, а затем отослано заказчикам более 1400 костюмов (включая обувь, головные уборы и прочие аксессуары). Однако ни один из этих предметов не должен был выглядеть новым: "Наша одежда должна была быть грязной и потной, потому что персонажи, которые будут ее носить, тоже должны, прямо скажем, попахивать. Как только одежда была готова, первое, что мы с ней делали — заставляли ее выглядеть поношенной и грязной. Эта разрушительная процедура была, несомненно, самой тяжелой частью процесса изготовления костюмов", — усмехается Тиквер, вспоминая растерянные лица румынских портных, которые пришлось потрудиться над этими костюмами. Кроме того, актеров попросили облачиться в костюмы, не дожидаясь съемок, и какое-то время в них походить. Тиквер говорит: "Это делалось для того, чтобы все актеры смогли потрогать каждый стежок той одежды, которую они будут носить во время съемок".

Это массированное костюмное разрушение устраивалось также и для того, чтобы помочь создать "видимость" запахов 18 века (неотъемлемая часть оригинального романа), передать их средствами кино. "Литература, конечно, обязана донести до читателя эти ощущения, так как книги не пахнут". — Но Тиквер уверен, что "язык кино не менее выразителен, чем язык литературы. Поэтому внутреннее пространство нашего фильма должно быть осязаемым для зрителя. Это означает, что каждый сидящий перед экраном должен ощущать окружающее непосредственно через восприятие Гренуя, начиная с момента его рождения среди отбросов парижского рыбного рынка", — говорит Тиквер.

Следующим шагом для Тиквера и Айхингера была необходимость принять решение о месте сооружения 104 декораций, необходимых для воплощения в жизнь сложного сюжета романа. Снимать предстояло ландшафты на удивление разнообразные: от самого мерзкого места на земле (парижский рыбный рынок 1750 г.) до одного из самых очаровательных (Грасс — солнечный благоухающий город на юге Франции). "Фильм "Парфюмер: история одного убийцы", как это ни покажется странным, настоящая роуд-муви. Гренуй постоянно переезжает с места на место", — говорит режиссер Том Тиквер, описывая пространственную структуру сюжета. — "Сначала он в сиротском приюте, потом — в дубильной мастерской в Париже, затем — у мастера-парфюмера Бальдини. Потом он скрывается в горной пещере и наконец попадает в Грасс, где на сцене появляется серийный убийца. Уникальность фильма в том, что в любом из вышеназванных мест нужно было в деталях воссоздать обстановку 18 века".

Сначала предполагалось снимать в Хорватии, с ее суровыми пейзажами и старинными городами. Затем создатели фильма обсуждали, не снимать ли им фильм в оригинальных французских декорациях, однако нашли, что в современных городах — Париже и Грассе — очень сложно будет организовать натурные съемки. Зато в Испании они обнаружили настоящее Эльдорадо.

Подходящие улицы и площади нашлись в Барселоне, Жироне и Фигересе (все города в радиусе 125 миль), которые, будучи не вполне аутентичными, тем не менее, в результате разумных усилий могли быть доведены до состояния, соответствующего эпохе Людовика XV. Мэр Барселоны Жоан Клос проявил исключительное понимание и организовал официальную кампанию по поддержке съемочной группы.

В конце лета 2005 г. исполнительный продюсер Кристин Рот отдала распоряжение о превращении исторического центра Барселоны — Готического квартала — "в самое мерзкое место самого грязного европейского метрополиса 18 века" — в парижский рыбный рынок. Кроме того, 350 членов команды работали в течение 29 дней, превращая улицы и переулки Барселоны в парижские, включая парфюмерный магазин Пелиссье, где Гренуй впервые встретился с ароматами, заключенными в маленькие флакончики. Пришлось Барселоне сыграть еще и роль Грасса, где нашлось место и вилле Риши, и кафедральному собору, и огромной городской площади, на которой должна была состояться казнь Гренуя.

100 человек были заняты сооружением декораций. Все чересчур современное в Готическом квартале было покрыто массивными конструкциями из латекса, все неподходящие детали вроде электрических кабелей и современных оконных рам должны были быть надежно упрятаны. Затем латекс был раскрашен и состарен, чтобы привести конструкции в соответствие с соседними настоящими домами. А знаменитая улица Каррер Ферран однажды в течение целого дня была закрыта для автомобильного и пешеходного движения, для чего было использовано более 80 запрещающих знаков.

Все пуговицы, для костюмов представителей высшего сословия были расписаны вручную в стиле той эпохи. Более тысячи флаконов были наполнены подкрашенной жидкостью — конечно, не настоящими духами. Кроме того, 150 флаконов были сделаны специально для сцен в парфюмерных магазинах, носящих романтические названия "Амур и Психея" или "Неаполитанская ночь". Каждая декорация, каждый предмет реквизита, каждый костюм — все было разработано в мельчайших деталях и исполнено соответствующим образом.

Но на этом подготовка не заканчивалась. Существовало специальное "грязное подразделение", состоявшее из 60 юных добровольцев, которые, вооружившись ведрами и шлангами, распределяли по всему городу разного рода обломки и осколки, а затем в конце дня все это убирали, не оставляя никаких следов.

Оглядываясь назад, Тиквер вспоминает эту "грязную работу" с любовью: "Какие же это были замечательные дни, когда мы превращали прекрасно отреставрированную городскую площадь Барселоны в грязный, вонючий парижский рыбный рынок". Для начала 2,5 тонны рыбы и тонна мяса были разбросаны по площади, создавая такую жуткую вонь, что ее можно было ощутить на много миль кругом. Тонны всякой дряни, раскиданные вокруг бойцами "грязного подразделения" должны были быть убраны в конце того же дня. Съемка происходила на всем пространстве улиц, но строго по часам: с 8 утра до полудня. Гримировать и одевать массовку (всякие парики, гнилые зубы и т.д.) начинали в час ночи, потому что этот процесс занимал более 6 часов. Испанские участники массовки были проинструктированы относительно тех ролей, которые им предстояло исполнять в фильме. Попадались среди них и настоящие торговцы рыбой, прочие же были специально обучены каким-либо необходимым для роли навыкам.

Прозванный съемочной группой "князь Грязь" (Lord of the Dirt), Тиквер часто лично наблюдал за распределением мусора по съемочной площадке, и сам вносил изменения, если, по его мнению, какое-то место выглядело слишком чистым. Особенно бдительным он был, когда дело касалось внешности участников массовки, потому что "когда снимаешь, всегда нарушается перспектива, а люди после накладывания грима выглядят гораздо более аккуратными. Мне часто нужно было подойти на расстояние вытянутой руки, чтобы убедиться, что все выглядит достаточно неопрятно. Потому что грим выглядит сначала очень красиво — в конце концов, так уж художников учили", — подмигивает Тиквер.

Целая неделя ушла на съемки сцены, в которой Гренуй появляется перед толпой, пришедшей поглазеть на его казнь. "Poble Espanol", популярный музей (испанской архитектуры — прим.пер.) на открытом воздухе, явился превосходным местом для съемок серии эпизодов, для которой 40 гримеров загримировали, а 35 костюмеров облекли в костюмы 750 участников массовки.

Кроме 29 дней в Барселоне, съемочная группа провела 8 дней в окрестностях Жироны и 15 в Фигересе, городе Дали. Оба города находятся на северо-западе Испании, недалеко от границы с Францией, проходящей в Пиренеях. Несколько сцен в горах и в лесу снимались в окрестностях Жироны. В Жироне также снимали дом и студию мадам Арнульфи, у которой Гренуй учился сложному искусству анфлеража — экстрагированию из цветков драгоценного масла. Живописный замок Сан Ферран в Фигересе послужил фоном для множества сцен, включая эпизоды в дубильне, где работал Гренуй, а также у парижских городских ворот. Интерьеры подвалов замка поработали по своему прямому назначению: там снимали сцены с арестованным Гренуем. Даже пещера в горах французского Центрального массива, в которой Гренуй обнаружил, что не имеет никакого запаха, была воссоздана в городе Фигересе.

Тиквер, опытный музыкант, был композитором на всем своим фильмах. Вместе с членами группы "Pale 3" Джонни Климеком и Рейнгольдом Хейлом ("Софи Шолль — последние дни") он написал музыку и для "Парфюмера". Цифровую обработку партитуры доверили специалистам из пражской компании "UPP" ("Чужой против хищника"). Окончательный монтаж фильма был завершен в середине 2006 г.